• Поиск статей
Страны:
Тематика статей:


Автостопом по послевоенному Ираку

      Начать путешествие со страны, где недавно отгремела война?! Но именно с послевоенного Ирака начал новую экспедицию автостопом Григорий Кубатьян, действительный член Русского географического общества, чьи путевые очерки о Монголии, Китае, Камбодже и Австралии мы публиковали в этом году. На сей раз задумано кругосветное путешествие, в которое Григорий отправился с корреспондентским удостоверением "Эха планеты", пообещав при каждой возможности присылать по электронной почте подробные рассказы о своих странствиях. Помещаем его первый очерк. До Ирака Кубатьян добрался из Турции со своим товарищем-автостопщиком Юрием Болотовым. Они стали первыми россиянами, которые с головой окунулись в каждодневный быт оккупированной страны.
      С обеих сторон турецко-иракской границы скопилось огромное количество транспорта, в основном бензовозы. В Ираке розничная стоимость бензина - всего 1 доллар за 70 литров, поэтому вереницы бензовозов вытянулись на километры. Пеший переход был запрещен, а пассажиров проезжающих машин вносили в специальные списки, копии которых разбирали многочисленные турецкие силовые ведомства (таможенники, полиция, спецслужбы), контролирующие поток людей через границу.
      Никаких денежных поборов не было, но пешеходам предлагалось переехать через границу на такси, что довольно дорого само по себе. Через реку располагался иракский Курдистан, о чем официально заявляла въездная табличка. Курдистанские власти бесплатно выдали нам специальный вкладыш в паспорт сроком на 60 дней. Вероятно, этот вкладыш действовал только на этом переходе при возвращении в Турцию, поскольку на других таможнях о существовании курдистанского листочка даже не слышали. В Ираке толком не было правительства, а значит - не было и виз. Как радостно сообщил нам турецкий дальнобойщик: "Саддам - ек, виза - ек!"
      На границе были и американские солдаты, но в таможенном процессе они никак не участвовали: лишь вяло наблюдали за происходящим. Весь контроль был в руках курдских таможенников и полицейских, наконец-то почувствовавших себя хозяевами в собственной стране.
      Мы благополучно добрались от границы до города Захо. Попытались двинуться дальше на Мосул, но на выезде из города не пропустила полиция, заявив, что уже поздно, а дорога опасна. Переночевали в городском парке в палатке. Ночью периодически бухали взрывы. Гроза? Или, может, американцы бомбят недобитых баасистов? Позже выяснилось, что американцы по ночам уничтожают неразорвавшиеся снаряды, свои и иракские. Днем слишком жарко что-то делать, ночью гораздо легче, тем более с приборами ночного видения.
      Курды оказались довольно дружелюбными, и, проходя вдоль торговых рядов, мы получили в подарок несколько мешков фруктов и хлеба. Курды степенны, неторопливы и полны самоуважения. К американцам относятся как к друзьям, а русских подозревают в любви к Саддаму Хуссейну. Активно муссируются даже слухи, будто Хуссейна прячут в России, чтобы в один прекрасный день привезти обратно. Утром отправились в Мосул. На этот раз полиция не препятствовала. Автостоп не был сложен, машины иногда останавливались просто так, даже если мы не голосовали. Все-таки первые автостопщики, а то и вообще первые "бэкпакеры" (туристы с рюкзаками) в послевоенном Ираке! Мы ехали и на грузовиках, и в легковушках, и в кузовах пикапов. Дороги отличные, лишь пейзажи несколько утомляли однообразной пустынностью, а ветер щедро швырял в лицо горячий песок.
      В Мосуле решили не задерживаться, а двигаться на Тикрит. Двумя днями раньше в Мосуле были убиты в перестрелке сыновья Саддама Хуссейна - Удэй и Кусэй. Это также стоило жизни пяти американским солдатам и, Бог знает, скольким мирным жителям. Впрочем, гражданские потери в Ираке никто и не считает. Не то время. Атмосфера в Мосуле царила напряженная. Мотки колючей проволоки, обгоревшие здания, изредка проносящиеся по улицам американские патрульные. Несколько смягчило впечатление проехавшее мимо нас такси, в открытом багажнике которого сидели ребятишки и весело махали нам руками.
      Пока шли по дороге, остановилась машина. В ней ехали репортер Ассошиэйтед Пресс Борзо Дарагахи, американец иранского происхождения, а также переводчик и шофер. Фигуры с рюкзаками вызвали у них удивление. Узнав, что мы "бэкпакеры", да еще и автостопщики, журналист пришел в восторг и решил взять у нас интервью. Поехали в ресторан какого-то дорогого отеля, где Борзо решил угостить нас обедом. Сели, сделали заказ. Прошло десять минут, с кухни пришли и сказали, что то, что мы заказали, отсутствует. Сделали новый заказ, прошло еще минут пятнадцать, прежде чем нам принесли еду. На вопрос переводчика "почему так долго?", официант флегматично ответил: "Потому что нас оставил Саддам..."
      Журналист отсоветовал ехать в Тикрит, убедив, что это слишком опасно. Тикрит - родина Саддама и последний оплот баасистов, сторонников диктатора. Война официально объявлена завершенной, но продолжается, приобретя партизанскую форму. Мы решили не рисковать без нужды, и поэтому поехали в Эрбиль. Борзо дал нам координаты знакомого итальянца доктора Джорджио, у которого мы смогли бы остановиться. На окраине Эрбиля расположено множество международных неправительственных организаций (NGO), занимающихся реабилитацией осужденных, оказанием медицинской помощи, восстановлением и строительством инфраструктуры и прочими благими делами. Доктор Джорджио работал на "Релиф интернэшнл", где занимался проблемами водоснабжения. Узнав, что мы путешествуем по Ираку автостопом, сильно развеселился и согласился принять нас. В доме у него гостили беженцы - девушки из организации "Медэйр" Вирджиния, Линда, Лиза и Анника, которые уехали из Киркука, когда там участились разбойные нападения на NGO. Вечером во дворе дома доктора Джорджио собралась вечеринка - человек двадцать европейцев, работающих на разные организации. На столах расставили свечи, итальянскую пасту и пиццу, фрукты и вина. Звучали тосты и шутки. Трудно было поверить, что за высоким забором дома находился хаотичный послевоенный Ирак, а не, скажем, мирный и приятный Кипр.
      Весь следующий день отдыхали в доме итальянца. Еще бы! Кондиционер, телевизор (новости Би-би-си: "Сегодня еще трех американцев застрелили в Багдаде..." Как хорошо, что мы не в Багдаде!), мягкие диваны и полный холодильник еды, к которому мы получили неограниченный доступ. На улицу выходить даже было страшно. Температура зашкаливала за 50 градусов в тени. Воздух почти дрожал от жары. Но, собравшись с силами, двинулись дальше.

В парламенте Курдистана поговорили по-русски
      Где-то в городе неподалеку от парламента Курдистана должна была быть интересная крепость. Мы добрались до парламента и зашли на проходную, чтобы спросить дорогу к крепости. Никто из охранников по-английски не говорил, поэтому, пытаясь нам помочь, они стали куда-то звонить. К нам вышел чиновник и предложил пройти внутрь. Побывать в парламенте Курдистана - разве не интересно?! Внутри он напоминал дворец. Стояли часовые в национальной одежде (не хуже чем в Ватикане), и красовался установлен огромный портрет Мустафы Барзани - руководителя курдского освободительного движения и отца нынешнего лидера курдов Масуда Барзани.
      Пока пили чай с чиновником и степенно беседовали о будущем Курдистана, к нам подошел служащий и что-то сказал. Чиновник весь подтянулся и сообщил, что нас хочет видеть высокопоставленная персона. Поднялись на два этажа выше и оказались в кабинете председателя Демократической партии Курдистана доктора Насиха Гафура. В свое время доктор Насих учился в Киеве, а сейчас возглавлял крупнейшую партию Курдистана (51 место в парламенте из 105 возможных; 49 человек представляли Патриотический союз Курдистана, 4 человека - Ассирийское демократическое движение и 1 человек ассирийцев-халдеев). Мы с удовольствием пообщались по-русски. Доктор Насих рассказал много интересного о нынешней ситуации в Курдистане и об его истории. И даже провел для нас экскурсию по парламенту. Здорово!
      Посмотрев Арбильскую крепость, к вечеру добрались до Киркука. По сравнению с северным Курдистаном Киркук не очень впечатляет. Со стороны взрослых стало больше мрачных взглядов в нашу сторону и меньше радостных, а мальчишки стали назойливее. Появились многочисленные попрошайки, в том числе и женщины, закутанные в длинные черные хиджабы. Устроиться куда-нибудь на ночлег оказалось затруднительно - практически все NGO, что работают днем, на ночь эвакуировались. Народ был не слишком гостеприимным, а ночевать в палатке не хотелось. С полуночи до четырех утра - комендантский час, но люди стараются не выходить на улицы без необходимости уже после восьми вечера - с наступлением темноты можно напороться на грабителей (местные называют их "алибабами", в честь знаменитого разбойника Али-бабы по прозвищу Багдадский Вор) или, наоборот, на американцев, случайно принявших вас за первых. И то, и другое не сулит ничего хорошего. В конце концов удалось устроиться на ночь в католическую церковь.
      Утром пошли изучать город. На городском рынке полно народу - продавалось все, что угодно, уличные менялы предлагали к обмену огромные пачки саддамских динаров и курдистанских динаров "швейцарской" печати (напечатанных на самом деле в Англии). Стоило хоть на минуту остановиться, как вокруг начинали скапливаться зеваки. Видимо, иностранцы здесь были большой редкостью.
      Киркук хоть и считается курдистанским городом, но курдов там не так уж много. В основном там 
живут арабы, туркмены и ассирийцы. Курдские деньги к оплате не принимают. 
      Спросом пользуются только саддамские динары. Наиболее распространенные купюры - 250 динаров (1 доллар = 1500 динаров). Купюры меньшего достоинства (100, 50, 25) существуют, но встречаются не слишком часто, к тому же, как правило, в сильно потрепанном состоянии. Банкноты в 10000 динаров особым доверием не пользуются, так как большое их количество было украдено из банков во время войны, в том числе и купюры без номеров. Номера потом допечатывались кустарными способами, после чего многие магазины отказывались их принимать или принимали по курсу 6500 динаров за 10000.
Выбираясь из города, напоролись на незваных помощников, которые, несмотря на наши протесты, остановили для нас рейсовый автобус. Впрочем, с водителем легко удалось договориться взять нас бесплатно на сто километров, а в процессе пути он сам предложил довезти и до Багдада.


Страницы: 1 2

Данный материал опубликован исключительно с согласия редакции. Перепечатка возможна только при получении такого согласия.