• Поиск статей
Страны:
Тематика статей:


     Любопытство монголов как национальную черту характера отмечают многие путешественники. Стоит встать лагерем, как откуда ни возьмись появляется всадник. Окрестные монголы посмотреть на гостей приходят издалека, подолгу наблюдают. К этому надо относиться спокойно и воспринимать их присутствие, как воздух. Хотя некоторые монголы могут и утащить, что плохо лежит, поэтому надо быть бдительным. Конечно, неприятно, но ведь нас предупреждали! После вручения мелких сувениров, конфет, сигарет, чая монголы обычно уходят. Однажды ночью, находясь в южной части Гоби, мы сбились с пути, нужно было вставать на ночлег, но не было воды. Решили ночевать без еды и питья. И вдруг, о ужас! К нам из пустыни идут два ребёнка. Я уже мысленно прикинул возможности спасения нами заблудившихся детей. Оказалось, наоборот, это они спасли нас: в трёхстах метрах были юрты и колодец, их мы благополучно проскочили в темноте. Непонятно, как эти люди в одиночку перемещаются в столь суровых условиях. Когда проезжали отдельные юрты или мимо одинокого всадника, мы всегда приветствовали монголов, радостно махая им. Они всегда отвечали. Это так приятно, когда тебе чистосердечно радуются совершенно незнакомые люди, причём по всей стране! 
      12 августа — время встречи с нашими друзьями, едущими через Наушки, а также с арендованными УАЗами, на которых мы должны продолжить путешествие вглубь страны. Рации вышли из строя, поэтому решено было оставить студентов на озере в 40 км от места встречи, а двоим двинуться на «стрелку». «Застопили» УАЗик с семьёй монголов (человек 16), которые спешили забрать охотников на тарбаганов (больших сурков). Ещё один пример, что на востоке ниииктооо никууудааа неее спееешииит. Ехали часов девять (!), зато попали на охоту и нас угостили мясом тарбагана и чаем. Очень вкусный зверёк, хотя и переносчик чумы. Но отказаться от угощения было невозможно, да и кушать очень хотелось (заведения типа кафе за пределами крупных городов тут отсутствуют). Нас было много в УАЗике, не считая вещей, но всем было весело, и мы всю долгую дорогу пели русские песни 20-летней давности. 
      Вот вся наша команда и соединилась. Живём под Хатгалом, ловим хариусов, общаемся с монголами. Днём тепло — за 30 грд.С. Наконец пришли машины. Обещанного переводчика не оказалось, зато один из водителей знал несколько русских слов. Пришлось совершенствовать наш монгольский. Начали активное продвижение к заветной цели — пустыне Гоби и долине Динозавров. Одно из объяснений их притягательной силы заключается в том, что попасть туда до сих пор трудно. Природные условия делают невозможным постоянное проживание там людей, и они приходит туда только на время с запасом воды и продуктов. 
      Ныне на смену лошадям и верблюдам пришли современные автомобили. Появились накатанные автомобильные дороги, вблизи крупных городов встречаются кусочки асфальта по несколько десятков километров, но до некоторых мест в Гоби дорог до сих пор нет. Водителей это особенно не волнует: по накатанной каменистой степи ехать безопасно, нет глубоких ям, можно с достаточно большой скоростью двигаться в любом направлении. Где это трудно, можно ехать по сайрам (руслам высохших рек) или в лоб по барханам, но это опасно: есть риск застрять или порвать колесо. 
      Другая неприятность — это всепроникающая пыль, она покрывала не только все вещи и машины, но и, кажется, наши внутренние органы. Увидели, как работает монгольский «кондиционер». Это ручной пульверизатор, который частично справляется с пылью: становится возможно дышать и не так жарко (к сожалению, из-за сухости воздуха почти не потеешь и кожа не охлаждается). Редкие колодцы в пути были настоящим праздником: это возможность попить, пополнить запасы воды, постираться, помыться, залить радиаторы и помыть машины (хотя через 10 минут они становились прежними). В некоторых колодцах вода была очень чистой, а от иных приходилось отгонять верблюдов и прочую домашнюю живность (эту воду старались не пить даже после кипячения). Чтобы успеть к сроку, приходилось двигаться по 12-14 часов в день. Иногда от усталости не было сил даже готовить еду, но все эти незначительные трудности сторицей окупались увиденным. 
      В окрестностях озера Цагаан поднялись на очаровательный вулкан. Вид на лавовые потоки потрясающий. В предгорьях хребта Хангай побывали в местечке Каракорум (Хархорин), на месте древней столицы, основанной Чингисханом в 1220 г., в первом буддийском монастыре Монголии Эрдэнэ-Дзу. На его территорию мы проникли легко, но спустя некоторое время появился монгол, который взял плату за вход (по $3 с человека). Сам храм был закрыт из-за позднего времени, поэтому самостоятельно погуляли, покрутили молитвенные барабаны, прониклись духом и отправились дальше. 
      Вся южная часть Монголии, треть территории страны, занята пустыней Гоби. Само название в переводе с монгольского означает «пустынная местность». Гоби поднята над уровнем моря на 2000 м, является самым резкоконтинентальным местом на планете. Температура воздуха летом поднимается здесь до 40 грд. С в тени, а зимой опускается до -40 грд. тоже в тени. Китайский путешественник в 500 г. писал: «Сколько ни вглядывайся в пустыню, не узнаешь, как пройти через неё, и единственный указатель пути по ней — это высохшие кости на песке погибших здесь путников». 

      Дабы хоть как-то умилостивить духов местности и заодно отметить свой путь, монголы издревле ставили обо — святилище, место, где надлежит поклоняться духам. Культ почитания обо широко распространён в Монголии, Тибете, Сибири и на Алтае. Первобытные племена Азии выделяли особо места, где духи явили себя. На перевалах или вершинах гор в знак почтения кочевник кладёт камень на обо и поклоняется Вечно Синему Небу. С годами обо вырастают до нескольких метров в высоту и часто являются единственным ориентиром для путешественников в пустыне. Каждое обо имеет своего хозяина-духа, ему приносятся жертвоприношения в виде пищи, брызганья вина, лоскутков материи, сигарет, монет... В обо можно только класть, а забирать (даже если ты нуждаешься в этом), то есть отнимать у духов, не рекомендуется. В Монголии по древней традиции перед обрядом жертвоприношения обо обходят три раза по часовой стрелке — по ходу солнца (на машине объезжают слева), затем представляются духу местности, рассказывают о цели своего путешествия, потом просят покровительства в пути или излагают свою заветную просьбу. 
      Два дня уходит у нас на поиски знаменитой долины Динозавров или Нэмэгэт. Нервы водителей на пределе: всё-таки находимся в Центральной Гоби. Вода только та, что с собой, а редкие колодцы не всегда найдёшь. Днём моторы кипят каждые 15 минут. Температура на солнце, наверное, под 60 грд. Тени нет. Движемся по следам палеонтологической экспедиции Ивана Ефремова 1946 г., которая открыла всему европейскому миру «кости дракона». Мы совершенно одни в этом обособленном царстве, где фантастические картины выполнены одним из главных художников природы — ветром. Материалом же послужили миллионы тонн песка. Обрывистые склоны со столбами из песчаника, причудливые формы выветривания осадочных пород, природные монументы, напоминающие египетских сфинксов, зубчатые стены, башни, бойницы создают впечатление искусственных крепостных стен и развалин. 

      Считается, что Нэмэгэт — одно из немногих мест на Земле, где наступает просветление сознания. Как выразился один из наших участников: «Мы здесь не начинаем думать по-другому, а перестаём». Нэмэгэтинская впадина — дно древнего водного бассейна, существовавшего 65-70 млн. лет назад — всемирно известное кладбище динозавров. Из-за размыва и свирепых ветров ископаемая фауна оказалась почти на поверхности. Палеонтологи всего мира считают Гоби кладовой окаменелых яиц и целых скелетов динозавров (сейчас такие скелеты выставлены в Палеонтологическом музее РАН и Музее естественной истории в Улан-Баторе). Особой удачей считается найти окаменелое яйцо. С такими находками нам не повезло, да и крупные кости, лежащие раньше на поверхности, собрали многочисленные экспедиции разных стран, но найти отдельные фрагменты возможно. За право копать надо платить монгольским властям. Мы этого не делали, так как никого здесь не нашли. От единственной юрты на въезде в долину мы вместе с бабулькой, якобы проводником, двинулись в Нэмэгэт. Среди наших находок было множество костей, которые потом оказались останками современных верблюдов, яков и баранов (эти находки мы оставили в поезде), но два экземпляра всё же были 70-миллионнолетней давности, их мы привезли в Москву. 
      К концу маршрута решили устроить праздник нашим водителям. Купили барана за 600 р., шофёры разделали его за 10 минут и вечером угостили нас «шашлыком» (большие куски мяса варятся со специями, а потом обжариваются паяльной лампой). Оставшиеся 1000 км до Улан-Батора обещали быть «весёлыми». Во-первых, водитель головной машины остался с одной рабочей рукой, вторую ему сильно повредил Ваня Ерёменко: решили посоревноваться в монгольской борьбе, но никто не предупредил, что Иван — чемпион Москвы по дзю-до. На каждой кочке Будсурен повторял: «Муу» (см. словарик). Во-вторых, мы израсходовали весь запас колёс. Случись что, так и остались бы там. Но нам повезло, и вот мы, пропахшие пустыней, запылённые и загорелые, ворвались в Улан-Батор (Красный Богатырь). 
      Нынешнее название город получил недавно, да и находился на этом месте не всегда. Первоначально он именовался Урга (точнее, Орго-Ставка) и кочевал по стране, благо состоял исключительно из юрт. Город выглядит как центр автономной республики в Сибири или спальный район Москвы. В нём сохранились места, застроенные юртами, и кое-какая старинная архитектура: два монастыря и Ханская ставка. Есть ещё интереснейший Музей естественной истории, в нём собрана одна из лучших в мире коллекций скелетов динозавров. В 1779 г. город осел у подножия священной горы Богд-Уул и с тех пор не перемещался. Теперь в нём живёт четверть 2-миллионного населения страны, площадь которой в 3 раза больше Франции. По вполне советским улицам передвигается множество иномарок китайского и корейского производства. Встретили нас очень дружелюбно: предоставили жильё (эдакую квартиру, переделанную под гостиницу) и впервые за две недели сытно покормили. Вообще ночевать в городе можно где угодно, хоть под открытым небом (но есть риск быть обворованным). Ночь в престижной гостинице стоит около $100. Мы заплатили за ночлег по $3,5 (адрес: idre s guest house P.O. BOX — 44 — 405). 
      Как оказалось, наличие обратного билета на поезд, купленного в Москве, в Монголии ещё не является гарантией возвращения. С нас попросили дополнительно по $46 за каждое место. Делать нечего, не ждать же пять дней следующего поезда! Дело в том, что стоимость билетов на поезда российского и монгольского формирований разнятся именно на эту сумму. У нас были билеты по российской цене с открытой датой (поскольку мы зависели от ненадёжной автотехники), а попали мы на более дорогой монгольский поезд. (Кстати, на него можно бронировать билеты через турфирму, это обойдётся дешевле, но дата будет фиксированная.) Пять суток в поезде прошли как один день (монгольский поезд — это что-то вроде среднеазиатского), и вот мы все, живые и здоровые, в Москве. И опять жизнь пошла по заведённому графику, но каждый из нас ещё не раз мысленно перенесётся в бескрайние просторы Гоби. 

Яков Попов 

Газета "Вольный ветер"
№8 2003

Страницы: 1 2

Данный материал опубликован исключительно с согласия редакции. Перепечатка возможна только при получении такого согласия.