• Поиск статей
Страны:
Тематика статей:


Сайнбайну, Монголия!

      Группа студентов и выпускников московского колледжа «Ирмос» под руководством учителя биологии Я. Попова совершила в августе 2002 г. путешествие по Монголии, пройдя и проехав по ней около 3500 км. 

      Из глубины веков до нас дошли мифы о загадочных землях в Центральной Азии и существовании здесь таинственного центра мудрецов среди песков Гоби. С XIX века в неисследованные просторы Азии уходили экспедиции Пржевальского, Потанина, Рериха. Все маршруты начинались из Иркутска. Мы решили не изменять традициям и стартовали оттуда же. Далее предстояло добраться на электричке до пос. Слюдянка, потом на автобусе проехать до пограничного КПП вблизи пос. Монды и далее до монгольского пос. Ханх на берегу оз. Хубсугул. По его берегу нужно было пешком пройти до пос. Хатгал. Оттуда на заранее арендованных УАЗах с местными водителями начинался авторейд: пос. Мурен — перевал в хребте Тарвагайтай — оз. Цагаан (с посещением вулкана Хорго) — г. Цэцэрлэг — г. Хархорин — г. Арвайхээр — Южная Гоби — Нэмэгетинская котловина (долина Динозавров) — пески Хонгорын-Элс — г. Даланзадгад — г. Мандалгобь — г. Улан-Батор. Из монгольской столицы — поездом назад в Москву. Я не знаю, как определить тип нашего путешествия. С пешеходной частью всё ясно. А вот далее... Автопробег? Но за рулём УАЗов сидели монголы. Познавательная экскурсия? Но нельзя сбрасывать со счетов и некую спортивность. (Кстати, жили мы в палатках и поваров у нас не было.) 
      Готовиться к путешествию начали за год. Через полгода достали карты (продаются в Улан-Баторе). О визах советуем побеспокоиться месяца за три т.к. требуется официальное приглашение. Электронный адрес монгольской фирмы, которая нам помогла: monrud@mongolnet.mn. Через фирму мы оформили визы, заранее арендовали два УАЗа (оплата машины — $30 в сутки плюс бензин, это около 400 тугриков/литр — $0,36). Если ехать большой компанией (нас было 16 человек), то получается не очень дорого. Говорят, что визу можно получить в Мондах, имея там временную прописку, но мы этим способом не пользовались. 
      По всем прогнозам знакомых, в Монголии нас ожидали страшные болезни. Ящур (о нём за день до нашего отъезда сообщили СМИ), он передаётся через мясо и молоко больных животных. Сифилис — в Монголии это самое распространённое заболевание. Чума (особенно опасна лёгочная форма, смертность 100%) передаётся с кровью и через укусы блох от сурков и сусликов. Нас категорически предупреждали не есть оных. Холера, о которой ещё Маяковский писал: «Чтоб не умереть от холеры, заранее принимай такие меры: не пей сырой воды, воду оную пей только кипячёную». (Не всегда так получалось, но Бог нас миловал.) И в довершение бед — кишечная палочка, она передаётся с плохой водой. Последствия — понос. (Вот с этим нам не повезло: пронесло.) Также нас пугали дикостью, безграмотностью монголов, средневековым укладом жизни, грязью и нищетой. Дабы развеять мифы и просветиться самим, мы сели в поезд Москва — Иркутск и на месяц простились с суетной Европой. 
      Опоздание поезда в Иркутск на 5 часов никто не заметил (какой пустяк, ведь ехали 4 суток). Дальнейший наш путь лежал через территорию Бурятии, к единственному КПП, через который можно пройти пешком, вблизи пос. Монды. Второй КПП, «Наушки», — только автомобильный, через него можно проехать транзитом или воспользоваться услугами таксистов, которые берут $20 с человека или 100 за машину. КПП открыт с 9 до 17 часов кроме субботы и воскресенья (впрочем, пограничники могут открыть границу позже и закрыть раньше). Из Иркутска до Байкала (ст. Ангосолка) ходит электричка, отправление по местному времени в 9.45 и в 18.25 (в пути 2.45). 

      Живём на Байкале рядом с КБЖД (Кругобайкальская железная дорога). К ней устремляется основной поток иностранцев, приезжающих на озеро. Дорога очень интересна: с одной стороны — воды священного Байкала, с другой — горы, через которые во многих местах прорыты туннели, и так 100 км от Слюдянки до ст. Байкал. Один раз в день ходит «Таня-мотаня» — поезд из двух переполненных вагонов. 
      На нём едем в Слюдянку, где нас должны забрать на автобусе друзья из Ангарска и довезти ещё 300 км до Монголии. Поезд из Тёмной Пади (это мтанция на КБЖД) уходит около 6-7 часов утра. По пути заехали посмотреть Аршан — источники минеральной воды в Саянах (Тункинские Гольцы). Очень вкусная и целебная вода, каждый источник помогает от какой-то болезни. Доехали до р. Иркут и остановились на ночлег недалеко от пос. Жемчуг у горячих минеральных ванн и душевых под открытым небом. Покатались на бурятских лошадях. Очень уж местные дети это навязчиво предлагали. 5 минут езды — 10 р. Это, может, единственный здесь способ заработка. 
      5 августа добрались до погранзаставы. Встретили нас приветливо. На следующее утро нам предстояло провести через границу американца Бояна, члена нашей группы, который не имел права проходить через этот КПП. Вечер и ночь провели с братьями по оружию, «порешали», как нам быть. Однако американца всё равно не пустили. Пришлось ему делать крюк в 2000 км через КПП «Наушки», добираться через Бурятию и Монголию до назначенной встречи с остальной группой на оз. Хубсугул. «Наш» же пограничный переход находится в 12 км от пос. Монды. Здесь люди не спешат. Только в 12 часов начался досмотр, а так как мы были одни с российской стороны, переход занял «всего» 4 часа. Дима за это время помог пограничникам починить компьютеры. Через 50 м, уже в Монголии, процедура досмотра повторилась. Пытаемся договориться об аренде лошадей (от $4 до 10 в день за каждую). 16 «рысаков» нам дать не смогли — все на сенокосе. Вначале мы расстроились, но потом, посмотрев на лошадей, вообще отказались от этой затеи. Господа европейцы! Никогда не берите для езды на длинные расстояния монгольских лошадок, они не рождены, чтоб сказку сделать былью: все маленького роста, с тряской рысью и неудобными сёдлами. 
      Начинаем пешеходную часть маршрута от одного из удивительных мест на планете. Огромный кратер потухшего вулкана, заполненный водой — это озеро Хубсугул. Оно байкальского типа, хотя раз в пять меньше. Природа также напоминает байкальскую, только лучше сохранившуюся: реже посещается людьми, да и промышленности нет (кстати, проехав 3500 км по Монголии, мы не видели ни одного завода). Вокруг озера — национальный парк (все более или менее интересные места в стране объявлены таковыми) с платой за пребывание 1000 тугриков с человека в день (около $1). На выездах из парков стоят шлагбаумы, их можно объехать по бездорожью, но лучше не рисковать: егеря и проверяющие могут появиться где угодно, и им нужно предъявить квитанцию или заплатить наличными. Пос. Ханх совсем не похож на «заграницу»: деревянные покосившиеся дома, разбросанные по террасе у озера, магазин, где ещё принимают рубли, администрация. Перекусить можно в цайны газар — это местное кафе. Предлагат там хуушур — подобие чебурека, и «цай»), цена на еду договорная. 

      У монголов быт почти такой же, как и во времена Чингисхана: юрты, верблюды, сарлыки (яки), бараны... Единственное отличие — это тарелка спутникового ТВ на крыше и УАЗик рядом с юртой. (Лёгкая разборная юрта — традиционное и лучшее жилище для кочевников. Она имеет деревянный остов, на который накладывается войлочная кошма, поверх которой — белая ткань, защищающая от дождя, снега и солнца. Дверь (ну о-очень низкая) всегда обращена к югу. Это позволяет кочевникам определять время: солнечный луч, попадая внутрь жилища и скользя по решёткам стены, служил солнечными часами. Северная сторона юрты считается почётной, там принимают гостей. В центре жилища устраивают печь.) Для костра можно использовать не только дрова из лиственницы и саксаула, но и аргал — сухой коровий или ячий навоз, это основное топливо там, где нет дров. 
      При первом знакомстве с монгольской кухней сразу решили забыть о существовании ящура (и монголы говорили, что животные здоровы): нам неоднократно предстояло кушать местное мясо и молоко. Кстати, молоко в чистом виде тут практически не употребляется (жарко). Делают арул — сушёный сыр (вполне съедобный), айран и кумыс (его также можно купить в «тутсе» — палатках вдоль основных «автомагистралей»), а также местный «йогурт» и очень вкусную сметану. 
      Из-за отсутствия лошадей мы потеряли несколько дней, поэтому пришлось навёрстывать упущенное время на УАЗиках, чтобы успеть на юг Хубсугула для встречи с Бояном. Озеро большое — 180 км в длину. Двигаться лучше по восточному берегу, где есть дорога. То, что мы остались после этой поездки живыми, просто чудо. Монголы решили выехать ночью, помчались практически по бездорожью и 90 км преодолели за 5 (!) часов. Оставшиеся 90 км до южной оконечности озера мы рады были пройти пешком. В этот же день произошла встреча с егерем, который хотел с нас взять ещё денег за проживание в парке. Монгол не знал ни одного слова по русски, но мы успешно пользовались словариком и в итоге, обменявшись какими-то бумажками, расстались друзьями. 
      Вообще монгольский язык не особенно сложен, к тому времени мы владели достаточным набором слов для поддержания диалога. Вот некоторые из них: туалет — бие засых газар; выходные — бямба ням; плохо — муу; ружьё — буу; телеграф — цахилгаан мэдээний газар; я не говорю по-монгольски — би монгоолор ярдаггуй; здравствуйте — сайнбайну; рад Вас видеть — тантай уулзсанндаа баааяртай байна. Сдвоенные буквы в устной речи обычно игнорируются. Пока в стране пользуются русским алфавитом. Во Внутренней (китайской) Монголии в ходу письменность монгольская, она намного сложнее и вряд ли на неё когда-нибудь перейдут. 

Газета "Вольный ветер"
№8 2003

Страницы: 1 2

Данный материал опубликован исключительно с согласия редакции. Перепечатка возможна только при получении такого согласия.